Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Негативное влияние коррупции на рост экономики? Существует много «но»

О ключевых факторах экономического успеха и роли борьбы с коррупцией

Михаил Пластун, кандидат юридических наук:

Коррупция – явление крайне деструктивное и требующее противодействия государственного механизма. Иначе, рано или поздно, она его разрушает. Это аксиома. Однако все больше экономистов в мире дискутируют: а существует ли прямая взаимосвязь коррупции и темпов экономического развития государства. Казалось бы: а как иначе? Ведь в Украине давно говорят о том, что мы такая бедная страна от того, что крайне коррумпированная. Давайте попробуем в этом разобраться. Итак, обратимся вначале к некоторым официальным данным.

В индексе восприятия коррупции Transparency International Франции отведено 21-е место, из-за постоянных громких коррупционных скандалов, связанных с этой страной. Ее соседке Великобритании – 12-е. Однако темпы экономического развития в обоих странах практически идентичны. В этом же рейтинге Transparency International – лидером является Дания, которая признана наименее коррумпированной в мире. При этом вот уже несколько лет рост экономики Дании составляет не более 1%. И возьмем для сравнения Индию. В рейтинге эта страна находится на далеком 80-м месте с высочайшим уровнем коррупции. Но согласно докладу «World Economic Outlook» Международного валютного фонда, темпы экономического роста Индии в последние годы самые высокие среди стран БРИКС. Это 3-я экономика мира по объему ВВП после Китая и США с 2014 года. И тут не следует забывать о такой специфике этой страны, как кастовость. Многие аналитики считают, что основным импульсом к экономическому скачку стала не борьба с коррупцией, которая там желает лучшего, а ускорившийся развал кастовой системы, начавшийся еще 50 лет назад. Именно разрушение кастовой иерархии разорвало традиционную связь между кастой и профессией, что высвободило громадный предпринимательский потенциал у населения.

Теперь, что касается Китая, с его 86-м местом среди коррумпированных стран. Коррупция в Китае является весомым экономическим фактором, но при этом страна спокойно наращивает экономические мышцы. С 1978 года Китай по уровню инвестиций в ВВП вышел на уровень 30%, с 2001 года – на 35% и с 2008 года этот уровень не был ниже 40% ВВП. Именно это стало ключевым экономическим фактором успеха, а не борьба с коррупцией.

Еще в 2010 году западные экономисты из Университета Манчестера и Университета Брунея собрали данные 41-го исследования о коррупции и росте экономики в странах мира. Они обобщили 460 оценок связи коррупции и экономического роста. Оказалось – доказательств того, что коррупция главный тормозящий фактор роста экономии, действительно недостаточно.

В своем исследовании для Всемирного банка, экономист Якоб Свенссон делает вывод: «Коррупция – это не причина, а следствие плохо работающих политических, экономических и культурных институтов. Коррупция появляется как ответ на несовершенство законодательства и государственных институций. Именно поэтому наиболее коррумпированные страны – это страны, которые только строят систему управления». Но опять же, ни сам Свенссон, ни его коллеги так и не смогли выявить прямой связи между коррупцией и темпами роста экономики.

Существует и еще одна теория, высказанная Дугласом Хьюстоном, профессором кафедры бизнеса Канзасского университета, которая так же утверждает: «В странах с неэффективным государственным управлением с коррупцией не следует бороться без разбора. Часто она является симптомом неадекватности правовой защиты и слабости институционной системы. В таких обстоятельствах политика удушения коррупции (и преследование людей, которые в ней замешаны) представляет собой антитезу стремлениям многих индивидов развивать рыночную экономическую деятельность и инвестиции. Как это ни парадоксально, в этих случаях политические руководители, настроенные против коррупции, вступают в конфликт с гражданами, строящими рыночную экономику единственно доступными средствами». (Houston D.A. Can Corruption Ever Improve an Economy // Cato Journal. 2007. Vol. 27. № 3)

Порой практический опыт стран так же доказывает: если сосредоточиться лишь на громких делах против коррупционеров у власти, то это может привести к прямо противоположному экономическому результату. В этом плане демонстративен недавний опыт Бразилии. Вследствие масштабного расследования бразильских правоохранительных органов в 2016 году была отстранена от власти президент Бразилии Дилма Русеф. А ее политический соратник и предшественник на президентском посту Луис да Силва был арестован за коррупцию и осужден к 11 годам заключения. В целом же под следствие попали более 1000 политиков, 500 конгрессменов и 4 президента. Народ был в восторге. Незадолго до этого в Бразилии усилили антикоррупционное законодательство и дали следователям широкие процессуальные полномочия. Эта масштабная антикоррупционная операция действительно впервые в истории ударила по коррупции – но еще больше она ударила… по структуре всего государственного аппарата.

Во-первых, политический класс Бразилии был тотально дискредитирован, и тезис «все они воруют» крепко укрепился в массовом сознании. Во-вторых, беспрецедентный акт борьбы с коррупцией создал колоссальные проблемы для экономики страны. Petrobras – крупнейшая компания, замешанная в этом коррупционном скандале, имела фундаментальное значение для экономики Бразилии. Антикоррупционная чистка только в одном Petrobras обошлась стране в 2015 году в 0,75% ВВП.

Дальше – больше. Экономика Бразилии в 2015-16 годах рухнула в беспрецедентную за последние 100 лет рецессию. Безусловно, этим не могли не воспользоваться политики. К власти пришел новый президент – Жаир Болсонару, радикальный правый популист, допускающий частые высказывания в духе откровенного фашизма. А вот экономика до сих пор так и не реанимировалась. Институционная система, необходимая для развития бизнеса и экономического роста, находится в стабильно плачевном состоянии. Все, к чему привела крупнейшая за всю историю Бразилии антикоррупционная операция – это приход к власти одиозного политика.

Итак, если мы обратимся к нашим украинским реалиям, о чем говорят все эти цифры, исследования и выводы экономистов.

Во-первых, так старательно навязанные в качестве панацеи в украинское общественное сознание необходимость массовых «посадок» топ-чиновников и политиков, по сути является полумерой и приведет лишь к временному ликованию общества. Однако, когда пиар-эффект от этого пройдет, окажется, что места старых топ-коррупционеров заняли иные, не менее, а то и более «талантливые» коррупционеры.

Во-вторых, без кардинальных и структурных реформ не обойтись. Их имитация не поможет, а пиар-ходы принесут только временный эффект. Нужно глобально и кардинально менять правила при распределении бюджета и ведении бизнеса так, чтобы процедуры и алгоритмы были простые, прозрачные и оставляли минимум для коррупции.

В-третьих, украинской власти и обществу пора бы уже избавится от вечного клейма «самой коррупционной страны Европы». Да, у нас высочайший ее уровень. Да, надо признать, что на коррупционных связях держится сектор реальной экономики. Мы можем надеяться на очень быстрый рост экономики если упростим процедуры и регламенты, сделаем четкие экономические правила игры для всех, а не просто продолжим плодить антикоррупционные органы и их полномочия и вводить все более репрессивные правила для бизнеса.

Публикации в разделе Дискуссии в формате «Колонка» отображают мнение исключительно автора текста, указанного в начале статьи. Позиция автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции Hubs. Издание оставляет за собой право публиковать мнение других авторов по изложенным в данной статье темам.

Источник: hubs

Добавить комментарий