Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

«Послезавтра» мировой политики. Антиутопия, в которую втягивается Украина

82% богатств мира владеет 1% населения Земли. Об этом свидетельствуют данные исследования объединения организаций по борьбе с бедностью Oxfam. Естественно, богатеют не абстрактные «толстосумы», а собственники транснациональных и национальных корпораций.

В этих корпорациях сегодня концентрируется финансовая, интеллектуальная, технологическая мощь общества. А события последних лет демонстрируют, что и силовая составляющая корпоративных структур всё увереннее заявляет о себе на мировой арене.

Главный офис корпорации может находиться в США или Европе, производственные мощности – в Китае или Мексике, а сбыт – по всему миру. Повысились или снизились возможности влияния национальных правительств на такие корпорации? Ответ очевиден – международные финансово-промышленные группы обретают всё большую самостоятельность.

Победа на президентских выборах Трампа – это, вероятно, последний очаг сопротивления доминированию такой системы. «Закрыть заводы в Мексике и не стимулировать экономику Китая», – вот концентрированное изложение его программы. Однако и Трамп действует в интересах корпораций. Но других. Тех, для кого национальный характер, на данном этапе, имеет приоритет над транснациональным.

Схожие процессы прошли на рубеже веков в России, где корпоративные элиты сумели сместить компрадорскую власть Ельцина и отодвинули руководство транснациональных корпораций (Ходарковского, Березовского и др.), построив государство, в котором интересы их национальных собратьев занимают центральное место. На них работает весь силовой блок, вся внешняя политика.

Такой «отжим» у транснациональных структур (прежде всего – Сороса) права контроля над ресурсами вызвал яростное сопротивление Запада. Первые санкции появились задолго до Крыма и были связаны с т. н. «делом Магнитского», возникшим вследствие противостояния российских и зарубежных бенефициариев.

Но означают ли санкции (даже нынешние) изоляцию? Нет, не означают. Российские корпорации, хотя и существующие относительно автономно от транснациональных, всё равно тесно связаны с ними. Пример – строительство «Северного потока-2».

Символически новую эру открыл теракт 11 сентября 2001 года, показавший уязвимость даже очень мощной государственной машины. Фактически её утверждение потребует ещё много лет. Вехами на этом пути станут постепенное снижение роли национальных государств, расширения права силы на международной арене, изменение самой философии боевых действий.

Если ранее противостояние велось между государствами, то глобальный характер капитала («офис в Париже, завод в Пекине») классические войны делает бессмысленными. Но не отменяет возможности сведения счётов между корпорациями, стремящимися нанести удар конкуренту.

В той же Сирии «частники» РФ выбивают конкурентов с нефтяных полей и российские фирмы получают право на их эксплуатацию. В качестве охраны размещаются военные базы. У курдов – базы американские с аналогичными задачами. Когда российские «частники» сделали вылазку на чужую территорию – их наказали. Хотя земля сирийская, а не РФ или США.

Собственно говоря, сегодняшняя Сирия, как и сегодняшний Донецк – это очень неприятные, но очевидные контуры мира будущего. На одной окраине города «работают» танки, на другой – гуляет дорогой ресторан. На колониальной военной базе – безопасно, за несколько десятков километров – сражаются «прокси».

Корпорации не самоубийцы, чтобы начинать ядерную войну. Но и слова о «либеральной демократии» и «правах человека» для них – пустой звук. Гибридные войны – это возможности вытеснять государства из международных отношений, переходя к прямым взаиморасчётам. Пусть даже и во время войны. Классический пример – угольные махинации, облечённые в формулу «Роттердам +», когда донецкий уголь вывозят в Ростов, а оттуда – в Украину. Что не мешает столкновениям ВСУ и сепаратистов.

Почему корпорациям нужна война? Борьба за ресурсы, рынки сбыта, возможность «освоения» военных заказов.

Очень тонко прочувствовали, если не сказать «пронюхали», процесс экспансии корпораций кинематографисты.

Посмотрите на кассовые голливудские антиутопии последнего десятилетия. Давно прошли те времена, когда мужественные повстанцы сражались с «империями», которые наносили ответные удары. Теперь в фантастических фильмах доминируют корпорации, как правило, производящие роботов/андроидов (для зрелищности). Обязательно – тотальная слежка за каждым индивидуумом и наличие определённой кастовой системы.

В фильмах, как правило, побеждает боец-одиночка.

Но как раз это – настоящая фантастика.

Бунтари победить не смогут. Последнее слово останется за корпорациями.

Автор: Мамед Мамедов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *